Рецепция послевоенного творчества Дж. Керменчикли в изданиях 20-40-х гг. XX столетия


Материалы историографических комментариев в довоенных первоисточниках на сегодняшний день являются одним из основополагающих факторов корректного анализа крымскотатарской литературы на различных этапах ее исторического развития. Они определяют в современном литературоведении консультативное начало. Исследователь, обращаясь к подобным комментариям, в первую очередь ищет для себя подтверждение или же, напротив, опровержение каких-либо мнений, сложившихся вокруг дискуссионного вопроса.
Это особенно важно, если учесть, что обозначенная тема мало изучена. Таковой является и наша— «Творческое наследие Джемиля Керменчикли». Проводя по этому поводу научные изыскания, мы прибегли к помощи различных периодических изданий, заключенных в хронологические рамки с 1917 по 1944 годы. Была проведена работа по осуществлению транслитераций арабографических текстов на латинскую графику, переводов их с крымскотатарского на русский язык, а также работа по составлению описей нижеследующих довоенных печатных изданий, выходивших в Крыму. Это сохранившиеся до наших дней отдельные номера национальных газет
— на крымскотатарском языке арабской, латинской и кириллической графиками: «Millet» («Народ») «Qırım ocağı» («Очаг Крыма»), «Millet işi» («Народное дело») «Qırım müsülmanları» («Мусульмане Крыма»), «Yeñi dünya» («Новый мир»), «Yaş quvvet» («Энергия молодости»), «Azat Qırım» («Свободный Крым»), «Qızıl Qırım» («Красный Крым»), «Bolşevik yolu» («Путь большевизма»);
— на русском языке: «Крым», «Голос Крыма».
В общий список были включены и материалы журналов: «İleri» («Вперед»), «Yeşil ada» («Зеленый остров»), «Oquv işleri» («Дела просвещения») и другие. Данные оригинальные издания в настоящее время находятся на постоянном хранении в фондах Государственного архива АР Крым и в Национальной крымскотатарской библиотеке им. И.  Гаспринского в городе Симферополе.
Кроме тех или иных культурологических, литературоведческих материалов, опубликованных в народной прессе, существуют и монографии следующих ученых: Б. Чобан-заде, А. Крымского, А.  Самойловича, А.  Гирайбая, А. Лятиф-заде. В их трудах также рассматриваются вопросы, имеющие прямое отношение к вопросу эволюции крымскотатарской литературы.
Преследуя цель обозначить наиболее значимые труды, в которых делаются разноаспектные комментарии к историческим условиям развития и формирования крымскотатарской литературы конца XIX и начала XX  веков, а вместе с тем установить посредством историографического анализа довоенной печати в Крыму весомость творческих эксперементов Дж. Керменчикли обратимся к некоторым источникам общественно-политического, научно-критического и информативного содержания. Они нам помогут более детально вникнуть в суть анализируемого вопроса.

I.                   Комментарии к истории национальной печати:
1.                 «Yeñi kitab» («Новая книга»). Объявление, в котором редакцией газеты «Millet» разъясняется предполагаемое время издания [30 авг. 1917 г.] пьесы-комедии в трех действиях У. Болатукова под названием «Ayşe hanım» («Айше ханум») [1].
2.                 «Yeñi kitab». Объявление с комментариями к содержанию поэтического сборника Дж. Керменчикли под названием «Küçük dostlarıma» («Моим маленьким друзьям»). В дополнение прилагается информация о запланированном выпуске остальных двух частей данного поэтического сборника, а также отдельного издания прозаических произведений писателя под заголовком «Milliy hikâyeler» («Народные рассказы») [2].
3.                 «Новая книга». Объявление на русском языке о вышедшей книге А.  Озенбашлы «Под развалинами». Речь идет о первом литературном труде автора, о ярких красках, которыми художник живописует быт крымских татар и безотрадное положение женщины-мусульманки[3].
4.                 «Fatma-Şerfe». Объявление, сообщающее читателям газеты о ближайшем выходе в свет новой драмы У. Болатукова под названием «Фатма-Шерфе» [4].
5.                 «İlân» («Объявление»). Здесь комментируется издание очередной книги А. Одабаша, предназначенной для чтения детям, под названием «Ya tüşse?!.» («А если выпадет?!.»)[5].
6.                 Çatırtavlı. «Qırımnıñ kitab yazıcıları» («Писатели Крыма»). Серия кратких энциклопедических справок в нескольких номерах газеты «Millet». Здесь Чатыртавлы (А. Одабаш) комментирует литературную и книгоиздательскую деятельность таких крымскотатарских писателей, как И.  Гаспринский, О. Акчокраклы, У. Тохтаргазы, отец с сыном Сейид-Абдулла и Амет Озенбашлы, А. Айвазов, У. Болатуков, А. Шерефеддин Муратов, А. Ильмий, Дж. Сейдамет, А. Чергеев, Ш. Алиев, Дж. Мейинов, У.  Сами, У. Баличиев, Я. Байбуртлы и Дж. Керменчикли[6].
7.                 Nedim M. «Qırımda neşriyat işi» («Печатное дело в Крыму»). Автор статьи дает критические комментарии по поводу чрезвычайного положения печатного дела. Сетует на то, что в Крыму почти не осталось достойных учебно-методических и периодических изданий, которые могли бы стимулировать интерес нового поколения к образованию и, в частности, к изучению национальной литературы[7].
8.                 «Yañı saz» («Новый саз»). Объявление, в котором приводится поверхностное описание появившегося на полках книжных лавок сборника поэтических произведений А. Лятиф-заде. В объявлении делаются пояс-нения по поводу объема, цены и места распространения данного издания[8].
9.                 «Hayvanlar ne ayta» («Что говорят животные»). Объявление о новом издании поэтического сборника А. Чергеева. Читателям газеты также предоставляются некоторые пояснения по поводу объема и предназначения книги для чтения детям[9].

II.                Комментирование биографий крымскотатарских деятелей культуры и литературы:
1.                 «Хроника Парламентской жизни». В статье на русском языке комментируется вечернее заседание Парламента, проходившее 23 мая 1918  года, на котором была избрана парламентская следственная комиссия для подсчета материальных убытков и человеческих жертв, возникших вследствие высадки русских матросов-большевиков в 1917 году на южный берег Крыма. Указываются имена членов Парламента, которым было поручено вести следственное дело. Это А. Озенбашлы, Я. Байбуртлы и Абдураманов[10].
2.                 «45 yıllıq yubiley» («45-тилетний юбилей»). Биографическая статья, опубликованная редакцией газеты «Yeñi dünya» («Новый мир») за 1923  год. Комментируется учебная, преподавательская и издательская деятельности юбиляра — А.С. Айвазова[11].
3.                 Эзель Лятиф. «A. Giraybaynıñ qısqa tercime-i alı» («Краткая биография А. Гирайбая»). Краткая биографическая справка о поэте Амди Гирайбае. В ней освещается жизнь, творческая и общественная деятельность подвижника культуры[12].
4.                 «Mustafa efendi Qurtiyev». Пояснительная справка об издательской деятельности главного редактора газеты «Azat Qırım» («Свободный Крым»), писателя-переводчика, участника народно-освободительного движения М.  Куртиева[13].
5.                 «Tilci, yazıcı ve oca Odabaş» («Языковед, писатель и учитель Одабаш»). Пояснительная справка о литературной, научной и преподавательской деятельности писателя, публициста Абибуллы Одабаша. Комментируется высокая литературная ценность его произведений, опубликованных ранее в таких газетах и журналах, как «Millet», «Yeşil ada», «Bilgi», «Oquv işleri» [14].

III.             Культурная и литературная жизнь в Крыму:
1.                 Odabaş A. «Qırımtatarlarında teatro hayatı» («Жизнь театра у крымских татар»). Автор статьи оповещает жизнь крымскотатарского национального театра. Делаются критические замечания по поводу неквалифицированной организации работы в сфере подготовки кадров для театра. Поднимается вопрос об официальном утверждении в крымскотатарской литературе драматического жанра — «Сценическая литература» [15].
2.                 Altañlı A. «Şamil Tohtarğazı ve Çergeyev» («Шамиль Тохтаргазы и Чергеев»). Автор комментирует особенности художественных произведений указанных в заголовке статьи крымскотатарских писателей дореволюционного периода. Обращает внимание на тенденциозность в крымскотатарской литературе идеологий пантюркизма и татарства. Поясняет особенности деятельности последователей распространения этих социально-политических и языковых убеждений в Крыму[16].
3.                 Tanabaylı V. «Bizde bala edebiyatı» («Наша детская литература»). Автором статьи, Веисом Танабайлы, приводятся критические комментарии по поводу мало разработанных в крымскотатарской литературе жанров детской литературы. Даются некоторые рекомендации писателям в отношении формы, языка и стиля художественных произведений для детей[17].
4.                 Boyaciyev T. «Progressiv hareketiniñ ikinci devri» («Второй период прогрессивного движения»). Это отдельная часть краткого очерка Бояджиева Тевфика об истоках возникновения буржуазного национализма среди крымскотатарской молодежи, об истории коммунистического движения. Комментируются деяния социально-политических буржуазных организаций в 1917 году. Критикуется затеянная ими новая авантюра, как выражается автор, вокруг старого панисламизма, окрашенного тонами пантюркизма[18].
5.                 Ziya efendi. «Qırımtatar edebiyatı aqqında bir qaç söz» («Несколько слов о крымскотатарской литературе»). Автор статьи раскрывает условия развития крымскотатарской литературы в период культурного возрождения в Крыму. Констатируется критическое положение крымскотатарской литературы, точнее отсутствие таковой, как подчеркивает исследователь, в годы формирования власти Советов. Зия эфенди объясняет это тем, что по большей мере представлены переводные произведения русских классиков[19].
6.                 «Qırımtatar edebiyatınıñ soñki devri haqqında A. Lâtif-zade arqadaşnıñ maruzası» («Доклад товарища А. Лятиф-заде по поводу крымскотатарской литературы новейшего периода»). В настоящее время найдена только первая часть данного доклада, которая была опубликована в журнале «Oquv işleri» за 1927 год. Докладчик приводит комментарии к историческим этапам развития крымскотатарской литературы новейшего времени. Это периоды издания газеты И.  Гаспринского «Terciman», революции, прихода к власти — Советов и второе десятилетие литературного Крыма в XX веке[20].
К списку упомянутых статей можно добавить комментарии таких авторов, как Ш. Шевкет, К. Джемаледдинов, Н. Шейх-заде. Следующие заголовки их публицистических произведений, размещенных в газетах «Millet», «Azat Qırım», в достаточной степени отображают свое содержание: «Şiir yazanları» («Пишущие стихи»)[21], «Tatar dili ve edebiyatı» («[Крым-ско]татарский язык и литература»)[22], «Tilimiz ve edebiyatımız aqqında bazı qaydlar» («Некоторые заметки по поводу нашего языка и литературы»)[23]. Не менее важна работа Абибуллы Одабаша под названием «Bütün yazıcılarımızğa: qaysi til?» («Всем нашим писателям, какой же язык?»)[24]. В данной статье А. Одабаш своим обращением к народу и, в частности, к пишущей интеллигенции призывает с достоинством отнестись к смыслу провозглашенной идеи «татарства». Осуждает сложный, вычурный язык писателей, выступающих со своими произведениями в национальной печати. Пытается убедить их в том, что письменный язык должен быть простым и доступным для крестьян. Затем А. Одабаш, упоминая известную формулу И. Гаспринского «Единство в языке, деле и помыслах», высказывается по поводу языкового единения всего тюркского мира.
Комментарии к феномену литературного языка в Крыму присутствуют и в обзорных критических статьях Тевфика Бояджиева[25], Абдуллы Алтанлы[26], Бекира Чобан-заде[27], Амди Гирайбая, Александра Самойловича и других [3, с. 18 — 20; 80; 81]. В их трудах анализируются истоки, и тенденции распространения идеологии пантюркизма и татарства. Имя Джемиля Керменчикли наряду с Б. Чобан-заде, Дж. Сейдаметом, А.  Айвазовым находится на первом месте среди поборников идеалов пантюркизма в революционный и послереволюционный периоды. Впоследствии действия упомянутых идеологов писатели-пролетариаты оценят как «антисоветский замысел буржуазных контрреволюционеров»[28]. Впрочем, Дж. Керменчикли не находил полного понимания и среди своих современников. Доказательством тому служит сардоническое стихотворение, написанное под псевдонимом Эски Кырымлы, «Kermençikliye nazire» («Подражание Керменчикли»)[29]. Некоторые фрагменты этого стихотворения будут приве-дены в последующих главах данной работы.
Особого внимания заслуживают и объявления в газете «Millet» («Народ»), в которых комментируется издательская деятельность автора. Например, упомянутое в библиографическом списке объявление под названием «Yeñi kitab»[30]. Содержание этого исторического документа позво-ляет приблизительно судить о составе поэтического сборника Дж.  Кер-менчикли, а именно об отдельных стихотворениях первой из предпо-лагаемых к выпуску трех частей одноименной книги «Küçük dostlarıma» («Моим маленьким друзьям»). Это «Soñ söz» («Последнее слово»), «Rast kele bir körüşüv» («Как-то раз встретившись»), «Hatibe» («Хатипу»), «Muqaddes emelimiz olurken» («Когда осуществляется наша сокровенная мечта»), «Çelebicihana» («Челебиджихану»), «Bir fahişe ağızından» («Из уст одной путаны»), «Recu» («Реджу»), «Cenk meydanı» («Поле боя»). Кроме того, здесь же упоминается название книги Джемиля Керменчикли «Milliy hikâyeler» («Народные рассказы»), что дает серьезный повод для расширения диапазона научных изысканий в области прозаического наследия писателя.
Обращаясь к поэтическому сборнику автора, нельзя не упомянуть и серию энциклопедических справок А. Одабаша «Qırımnıñ kitab yazıcıları» («Писатели Крыма»). В кратких характеристиках книгоиздательской деятельности семнадцати деятелей культуры в период с 1883 по 1919 годы упоминается Джемиль Керменчикли. В качестве примера мы хотим проиллюстрировать в переводе на русский язык следующие комментарии, данные в справочнике: «Книга Джемиля Керменчикли «Моим маленьким друзьям», написанная для детей, типографией газеты «Qırım ocağı» («Очаг Крыма») была издана в смутные времена. Она состоит из небольших стихотворений, [написанных на] ясном и доступном языке. Кроме этих произведений, у Джемиля Керменчикли есть еще множество подобных. Однако их еще предстоит издать» (Перевод с крымскотатарского, курсив наш. — Т.К.)[31].
Более обширные комментарии к творчеству Джемиля Керменчикли на тот исторический период даются профессором Б. Чобан-заде в его научном издании «Курултайство и национализм в крымскотатарской литературе»[32]. Здесь ученый анализирует условия развития литературы в период Курултая. Литературная деятельность Джемиля Керменчикли характеризуется им как работа, направленная на агитацию крестьян к революционному народно-освободительному движению. Б. Чобан-заде, комментируя содержание некоторых фрагментов из стихотворений поэта, связывает их с идеоло-гической борьбой, ведущейся в восточных странах. Далее исследователь подчеркивает, что большинству литератур Востока в различное время была присуща идеализация интеллигенции, стремившейся отстаивать интересы народа.
О дальнейшей творческой судьбе Джемиля Керменчикли со скорбью отзывается и известный украинский филолог-тюрколог Агатангел Ефимович Крымский. В своем монографическом сборнике на украинском языке «Студії з Криму» ученый совершает экскурс в историю крымскотатарской литературы, начиная со времен золотоордынского нашествия и заканчивая этапом установления в Крыму советской власти. В  главе «Писатели последнего десятилетия...» он сообщает о том, что «…Некоторых писателей из плеяды 1910-х годов уже не стало. Талантливый поэт-националист Тохтаргази, прославивший свое имя сборником «Стоны Крыма»[33], давно умер. Другой из подающих надежды поэтов Челебиев погиб в 1918 г. Третий значительный поэт из этой плеяды ногайский мурзак-народник Чергиев — замолк... Появился, было в начале революции поэт-националист Джемиль Керменчикли и тоже больше не пишет. Все остальные татарские писатели не перестают работать. Восприняли они советскую власть спокойно и с симпатией, помогают ей своим культурным сотрудничеством...» (Курсив наш. ¾ Т.К.)  [53, с. 172].
Свои предположения по поводу прекращения творческой деятельности поэтов-народников высказывает и Шейх-заде Номан в газете «Azat Qırım» («Свободный Крым») за 1943 год. Он объясняет приостановление той некогда бурной литературной жизни в Крыму тем, что крымскотатарская рабочая интеллигенция объявила бойкот национальной печати из-за ее перехода на латинскую, а после — на кириллическую графики. Н. Шейх-заде комментирует новые условия развития крымскотатарской литературы уже в Советском Крыму: «Художественные произведения Гаспринского, Челебиджихана, Дж. Сейдамета, Ш. Бекторе, Чобан-заде, Керменчикли, Гирайбая и других в прошлом преподавателей языка и литературы были заменены в [школьной учебной программе] переводными произведениями русских классиков. Поэтому школьники даже не имели представления о существовании упомянутых выше имен выдающихся личностей» (Перевод с крымскотатарского, курсив наш. — Т.К.)[34].
Конечно же, здесь, в первую очередь, нам видится идеологическое давление советского режима и его беспощадное вытеснение с арены культурной жизни преданных Отчизне и народу талантливых работников просвещения, деятелей искусства, то есть интеллектуальной творческой элиты. Преобладающая часть ее была расстреляна, заключена в тюрьмы, лагеря, психиатрические «лечебницы». В доказательство можно привести целые списки обреченных на смерть. Это обвиненные органами НКВД в «национализме» и расстрелянные в 1930 годах О. Акчокраклы (1879 — 1938), Дж. Гафар (1898 — 1938), А. Айвазов (1878 — 1938), А. Лятиф-заде (1890 — 1938). А. Гирайбай (1901 — 1930) в 1928 году также был обвинен в национализме и в 1930 году зверски убит в Бутырской тюрьме. А. Одабаш (1881 — 1938) в 1938 году был репрессирован. У. Ипчи (1897 — 1955) в 1937 году был обвинен в национализме. Отбыв 12-летний срок заключения в тюрьме, сразу же был помещен в психиатрическую «лечебницу» в г.  Томске, там же и умер в возрасте 58 лет [275]. По сфальсифицированному обвинению в национализме был подвергнут тюремному заключению и Дж. Керменчикли. Те, кому посчастливилось остаться в живых, были вынуждены продолжать свое творчество уже под строжайшей цензурой, наложенной советским режимом на народную печать.
Но эта «обновленная» литература, замечает Зия эфенди в статье «Несколько слов о крымскотатарской литературе», уже коренным образом отличалась от крымскотатарской литературы периода деятельности Н.  Челебиджихана, Б. Чобан-заде, Ш. Бекторе, Ш. Тохтар-газы, А. Чергеева, Дж. Керменчикли, А. Гирайбая и других поэтов. Если в первое время последующее поколение национальных деятелей литературы писали свои произведения под идеологическим воздействием художественных сочинений упомянутых творческих фигур, то сейчас вовсе не существует таковой. Правда, сегодня еще будто бы и существуют богатые по форме и содержанию литературы: народная и переводная. Но последняя — пришлая литература, резюмирует свои комментарии по поводу последних десятилетий до депортации крымскотатарского народа из Крыма Зия эфенди[35].
Научные интерпретации А. Крымского вносят в исследование новое историческое осмысление. Ученый обнаруживает главную причину отставания крымскотатарской литературы. Немногочисленная татарская интеллигенция, считает он, перегружена ежедневной работой, и в связи с этим у нее не остается свободного времени для написания какой-либо объемной вещи из беллетристики. Желая определить более веские доводы малой развитости представленного жанра, А. Крымский обращается за консультацией к литературно-критическим трудам Б. Чобан-заде, где находит более убедительный ответ на свой вопрос. Крымскотатарский ученый объясняет это тем, что у молодых писателей мало жизненного опыта [53, с. 178 — 181]. По сути, данный предвоенный этап развития национальной литературы обладает и положительными чертами. К примеру, такими крымскотатарскими писателями и поэтами, как А.  Айвазов, М.  Нузет, А. Лятиф-заде, У. Ипчи, А. Кадри-заде, У. Куркчи, Я. Байбуртлы, М. Куртиев, А. Дерменджи, Ш. Алядин, Дж. Гафар и другими не менее  известными творческими фигурами за период с 20 по 40-е годы XX столетия в Крыму на крымскотатарский язык было переведено множество прозаических сочинений классиков мировой литературы. Среди них мы встречаем следующие выдающиеся имена: Э.  Золя, В. Гюго, А. Куприн, И.  Тургенев, С. Михалков, В. Бианки, Н.  Гоголь, А. Чехов, Д. Фурманов, В.  Гаршин, А. Барто и другие. Таким образом, крымскотатарская национальная проза получила новое развитие. Повысился теоретический и практический уровень художественного мастерства.
Как мы уже отмечали, большая часть данных комментариев носит в основном поверхностный характер, но, тем не менее, с их помощью можно уточнить множество нюансов, касающихся исторически складывающихся социально-политических условий, в которых формировалась творческая личность Дж. Керменчикли. При этом мы не ограничиваемся изучением лишь одного определенного исторического этапа, так как продолжающаяся цепь эволюции крымскотатарской литературы имеет общие, связанные друг с другом, важные звенья. Обращаясь к различным аргументам, мы имеем в виду и исторически обусловленные факты. Например, когда речь идет о лингвистических вкусах в творчестве целой плеяды писателей на рубеже XIX и XX веков, а именно об их предвзятом отношении к пантюркизму или же татарству, мы обращаемся к самим истокам возникновения данных идеологий и находим их в традициях придворной эпистолярной литературы периода правления Крымом династии Гираев[36], в языковых реформах И.  Гаспринского. По тому же принципу можно расширять границы научных исследований и в области писательской компетентности подвижников литературы. Тогда, здесь мы сталкиваемся с проблемой отсутствия четкой грани между жанрами в национальной прозе. В качестве примера обратимся к художественному наследию И.  Гаспринского. Опубликованный им в газете «Terciman» рассказ «Kün doğdı» («Солнце взошло») он называет как «Milliy roman», то есть «Народный роман»[37]. Изучая народную прозу по газете «Millet», мы сталкиваемся с практически неизвестными современному литературоведению терминами «Ertege», «Tüzgün ertege», «Çıbırtma». Основными писателями, культивирующими данные литературные жанры, являются Б. Чобан-заде и А.  Одабаш [276].
Тщательного изучения ожидают и рассказы Джемиля Керменчикли, о существовании которых свидетельствуют те же исследуемые комментарии. Благодаря обнаруженным новейшим фактам творческого влечения писателя к созданию прозаических сочинений, намечаются перспективы для продолжения научных изысканий, в том числе и протографических материалов по намеченной теме. При этом возникают вопросы об изучении условий создания и выявления тематической направленности прозы Кер-менчикли в комплексе с его поэтическими и публицистическими произ-ведениями. Решение упомянутых вопросов может оказать значительное влияние в процессе анализа специфики формирования персонального стиля, вкуса и психологии творческого мышления писателя.

С другой стороны, библиографические источники авторских комментариев намечают некоторые ориентиры для продолжения продуктивных исследований творческого пути Джемиля Керменчикли. В  качестве примера обратимся к вышеупомянутым комментариям к биографии А. Гирайбая, М. Куртиева и А. Одабаша в газете «Azat Qırım» («Свободный Крым»). Несмотря на то, что данные комментарии, возможно, и не имеют прямого отношения к творческой личности Дж. Керменчикли, но важной представляется сама традиция газеты периодически публиковать биографические материалы об известных творческих персонах. Скрупулезный поиск недостающих номеров национальной довоенной периодики, в частности, газеты «Azat Qırım» («Свободный Крым»), издававшейся с 1942 по 1944 годы, позволяет обнаружить интересующие нас оригинальные интерпретации, написанные прямыми свидетелями жизненного пути Дж. Керменчикли.



[1] Millet. — 1917. — avg. 20.
[2] Millet. — 1917. — sent. 3.
[3] Голос татар. — 1917. — окт. 14.
[4] Millet. — 1918. — yanv. 9.
[5] Millеt. 1919. — fеv. 21.
[6] Millеt. 1919. — fеv. 18, 20, 21.
[7] Yeñi dünya. — 1923. — sent. 18.
[8] Köz aydın. — 1928. — № 13. S. 8.
[9] Köz aydın. — 1928. — № 14. — S. 8.
[10] Крым. — 1918. — май. 26.
[11] Yeñi dünya. — 1923. — iyün 14.
[12] Азат Къырым. — 1942. — февр. 27.
[13] Азат Къырым. — 1943. — июнь 1.
[14] Азат Къырым. — 1943. — июнь 11.
[15] Yeñi dünya. — 1923. — okt. 4.
[16] Bolşevik yolu. — 1925. — № 4. — S. 29 — 31.
[17] İleri. — 1927. — № 3. — С. 31 — 34.
[18] Boyaciyev T. İnqilâb devrinde qırımtatar yaşlığı: qırımtatar yaşları arasında burjua milletçiligi ceryanı ve kommunist hareketi tarihından qısqa bir oçerk / T. Boyaciyev. — Aqmescit: Qırım devlet neşriyatı, 1930. — 108 s. — S. 15 — 25.
[19] Азат Къырым. — 1942. — февр. 20.
[20] Oquv işleri. — 1927. — № 4 — 5 (24 — 25). — С. 30 — 37.
[21] Cemaleddinov K. Şiir yazanları / K. Cemaleddinov // Millet. — 1917. — avg. 26, 28.
[22] Şamil Şevket. Tatar dili ve edebiyatı / Şamil Şevket // Millet. — 1918. — avg. 15.
[23] Шейх-заде Н. Тилимиз ве эдебиятымыз акъкъында базы къайдлар / Номан Шейх-заде // Азат Къырым. — 1943. — март 30.
[24] Çatırtavlı. Bütün yazıcılarımızğa: qaysı til? / Çatırtavlı // Millеt. 1918. — avg. 23; 25.
[25] Boyaciyev T. İnqilâb devrinde qırımtatar yaşlığı: qırımtatar yaşları arasında burjua milletçiligi ceryanı ve kommunist hareketi tarihından qısqa bir oçerk / T. Boyaciyev. — Aqmescit: Qırım devlet neşriyatı, 1930. — 108 s.
[26] Altañlı A. «Şamil Tohtarğazı ve Çergeyev» / A. Altañlı // Bolşevik yolu. — 1925. — № 4. — S. 29 – 31.
[27] Çoban-zade B. Kırımtatar edebiyatında Kurultaycılık ve milletçilik / B. Çoban-zade. — Bакı: Azerbaycan İlmi tedkik institutu neşriyatı, 1929. — 38 s.
[28] Altañlı A. «Şamil Tohtarğazı ve Çergeyev» / A. Altañlı // Bolşevik yolu. — 1925. — № 4. — S. 31.
[29] Eski Qırımlı. Kermençikliye nazire: şiir / Eski Qırımlı // Millеt. — 1918. — okt. 21.
[30] Yeñi kitab: ilân // Millet. — 1917. — sent. 3.
[31] Çatırtavlı. Dereköy münasebetile: Qırımnıñ kitap yazıcıları / Çatırtavlı // Millеt. 1919. — fеv. 20.
[32] Çoban-zade B. Kırımtatar edebiyatında Kurultaycılık ve milletçilik / B. Çoban-zade. — Bакı: Azerbaycan İlmi tedkik institutu neşriyatı, 1929. — 38 s. — S. 22 – 23.
[33] Tohtarğazı H. Nale-i Qırım / H.Tohtarğazı. — Qarasubazar: Z. O. Ruşanıñ matbaası, 1910. — 18 s.
[34] Шейх-заде Н. Тилимиз ве эдебиятымыз акъкъында базы къайдлар / Номан Шейх-заде // Азат Къырым. — 1943. — март 30.
[35] Зия эфенди. Къырымтатар эдебияты акъкъында бир къач сёз / Зия // Азат Къырым. — 1942. — февр. 20.
[36] Вельяминов-Зернов В.В. Материалы для истории Крымского Ханства, извлеченныя по распоряжению Имперской Акдемии Наук из Московского Главного Архива министерства иностранных дел / В.В. Вельяминов-Зернов. — Санкт-Петербург: Типография Императорской АН, 1864. — 941 с
[37] Qart ağay (Gaspralı İ.). Kün doğdı: milliy roman / İ. Gaspralı // Terciman. — 1905. — noyab. 9, 11, dekab. 9, 19; 1906. — yanv. 11, 20, 30, fevr. 1, 3, 6.

0 коммент.: