Культурно-просветительская миссия крымскотатарской периодической печати в Крыму (конец XIX − первая половина XX вв.)

Tahir Kerim

Сегодня продолжая работу предшественников над систематизацией довоенных архивных материалов, отображающих специфику крымскотатарского народно-освободительского движения, мы приходим к выводу, что национальная периодическая печать довоенного и военного (1883 − 1944) времени является не только хронологическим вестником или развлекательным источником, но и главной составляющей формирования мусульманской этнопедагогической мысли в Крыму.
   Местная пресса, обстоятельно анализирует интересы и потребности подписчиков. Затрагивает важные темы, призванные предупреждать социально-политическую и экономическую малограмотность социума. Это идеологические противостояния между интеллигенцией и духовенством; неравноправные взаимоотношения супругов в семье; языковое и графическое сближение или напротив, отдаление тюркских народов; качественное освоение новых отраслей гражданского и военного дела; демократизация образования. Например, говоря о роли типографии и газеты «Терджиман» в развитии тюрко-мусульманского печатного дела мы не можем оставить без внимания внушительную масштабность влияния идеологических воззрений И. Гаспринского и его подвижников. Начатая им просветительская миссия, прежде всего, предполагала гуманизацию образования в кругу магометан, проживавших на территории Российской Империи. Вспомним о большой популярности первых в Крыму школ, основанных на новом звуковом методе обучения. Посредством печатного органа «Терджиман» И. Гаспринский произвел эффект разорвавшейся бомбы и пошатнул устоявшиеся представления о национальном образовании тюркоязычных народов. Более того, волна джадидского движения в определенной степени активизировало национально-освободительскую борьбу и других этносов, а в частности таджиков. Здесь, этническая таджикская интеллигенция в конце 20-х гг. XX века после продолжительной полемики, между младобухарцами и младотурками, по поводу национального самосознания, территориальной суверенности и угрозы исчезновения родного языка вынуждена была признать пантюркистские концепции джадидизма чуждыми. По этому случаю М. Абдуллаев в докторской диссертации «Проблемы эволюции национальной идентичности в таджикской публицистике» замечает, что жесткая, непримиримая критика пантюркизма в таджикской публицистике является одной из особенностей формировавшейся новой таджикской идентичности[1].
Таким способом, в процессе исследования эволюции крымскотатарского национального просвещения в довоенных изданиях конца XIX и первой половины XX века необходимо справедливо оценивать ситуацию изучаемого периода. Дело в том, что довольно не однозначная политическая ситуация на полуострове, обусловленная постоянной сменой власти отражалась и на качестве печати. Поэтому, с целью более глубокого осмысления темы, обозначим основные вехи крымскотатарской печати в Крыму додепартационного периода: 1. Периодическая печать времен царской власти («Тонгъуч», «Терджиман», «Алем-и нисван», «Алем-и субьян», «Ха-ха-ха», «Учкъун» и др.); 2. Издания, публикующиеся после октябрьского переворота в 1917 году («Къырым оджагъы», «Миллет», «Крым», «Хакъ сес», «Къырым мусульманлары», «Енъи дюнья», «Ишчи халкъ», «Ал байракъ», «Къызыл Къырым» и др.); 3. Оккупационная пресса: 1942 − 1944 гг. («Къызыл Къырым», «Азат Къырым», «Ана юрт» и др.).  
Итак, в общей сложности за обозначенный период в Крыму было выпущено около 80-ти наименований газет и журналов. Они публиковались преимущественно на крым­скотатарском языке арабской, латинской и кириллическими шрифтами[2]. Среди них можно встретить и образцы рукописных студенче­ских стенных изданий. Например, это сохранившийся до наших дней номер каллиграфически оформленного литературно-просветительского журнала «Ненкенджан». Яркий лозунг на фоне одетой по-европейски молодой учительницы с книгами в руках, гласит следующее: «Окъуйыджыларнынъ фаидесини тюшюнир, окъумагъанларны да унутмаз айлыкъ журналыдыр» («Ежемесячный журнал, заботится о пользе читателей и не забывает о тех, кто еще не умеет читать»). Первый номер многотиражки датируется 1922 годом выпуска. Отсюда следует вывод, что джадидское движение берущее начало с издательской школы Гаспринского оказало основополагающее влияние и на дальнейшее развитие крымскотатарской этнической прессы. Не менее интересной с точки зрения просветительской деятельности является и общественно-политическая газета «Миллет» («Нация»), учрежденная Временным Крымским мусисполкомом в 1917 году. Одним из ярких и плодовитых сотрудников издания является А. Одабаш. В будущем, влиятельный работник Наркомпороса Крымской АССР Абибулла Абдурешит-оглу Одабаш[3] на протяжении долгих лет разрабатывая систему обучения на родном языке, составил для себя объемный терминологический словарь. Посредством языка публицистических и художественных произведений он стремится облегчить коммуникативные связи соотечественников. Так как хорошо понимает, что с культурным ростом резко возрастают и потребности нации в освоении новых отраслей. Например, страницы газет того времени пестрят сообщениями об открытии новых учительских школ, профкурсов, пансионов, гимназий, прогимназий, институтов, а также домов-читален. Возьмем объявление в газете «Миллет» за 1917 год «Татар таяре мектеби», где сообщается об открытии крымскотатарской авиационной школы. Но, ввиду недостаточной укомплектованности квалифицированных кадров организатор в лице директора внешних и военных дел Джафера Сейдамета также объявляет конкурс опытных летчиков[4]. Обращаясь к опыту ученого-тюрколога Б. Чобанзаде, мы открываем для себя, что термины обладают двояким значением. Во-первых, как утверждает языковед, они имеют научное значение, а во-вторых, педагогическое. Без терминов преподавать в школах и писать научные книги мы не можем, констатирует исследователь[5]. Настоящая проблема остро ощущается в современных крымскотатарских национальных школах, где крымскотатарский язык звучит лишь на уроках крымскотатарского языка и литературы. Остальные дисциплины ввиду не разработанности терминологического аппарата читаются на русском языке. В этом плане ценным источником для ученых является газета «Азат Къырым», издававшаяся в оккупированном Германией Крыму с 1942 по 1944 гг. На ее страницах ведется активная пропаганда воссоздания духовных ценностей, утраченных в период правления советской власти. Здесь, культуре крымскотатарской речи уделяется особое место. Практически в каждом номере блоками размещается военный крымскотатарско-русский терминологический словарь. В помощь учителям и школьникам публикуются материалы учебных программ по различным дисциплинам, а также культурологические статьи видных крымскотатарских деятелей искусства как Мустафа Куртиев, Ибадулла Грабов, Мемет Севдияр[6], Абдулла Куркчи[7], Ваджип[8] и др.
В их трудах часто освещаются проблемы пунктуации, орфографии литературного языка и его места в жизни театра, школ, мусульманских религиозных общин на полуострове[9]. Комментируются условия формирования творческих личностей во времена массовых гонений крымскотатарской элиты в 1937-40-е годы. Например, вот небольшой отрывок из статьи директора Симферопольского татарского театра И. Грабова, где он описывает картину истязаний заключенных со стороны сотрудников НКВД: «…после ночного обыска в моем доме я был арестован и брошен в один из подвальных помещений. В темноте кроме защелкивающихся замков железных дверей и грубой брани охранников ничего не было слышно. В комнате сквозь сровнявшееся с бетонным полом окно без стекол дул холодный осенний ветер, из крана в углу постоянно капала вода. Меня начало трясти от страшного холода. Через некоторое время открылась дверь. Вошла женщина, набрав из не исправного крана ведро воды при выходе, тихо произнесла: − не упрямствуй, что напишут то и подписывай, − тогда тебя переведут в теплую комнату с кроватью и перестанут мучить. Пока я пытался понять смысл этих слов, появился охранник и приказал мне выйти в коридор. Я вышел. Он открыл дверь камеры под номером 12 с большим замком и втолкнул меня вовнутрь. Дверь закрылась за мной. В камере из 4 коек одна была свободной…». Далее, автор повествования вспоминает о полумертвых и тяжелобольных сокамерниках, которые из-за сильной отечности ног после 18-ти часового непрерывного стояния на допросе не могли самостоятельно передвигаться[10]. Из-за специфичности материалов до сегодняшнего дня мало кто брал на себя ответственность публично анализировать вышеупомянутое периодическое издание. Из таковых можно указать лишь Н. Наумову[11], В. Гурковича[12], Н. Кисилеву[13], А. Шемьи-заде[14], Н. Яблоновскую[15]. Последний автор как исследователь эволюции крымскотатарской этнической печати наряду с некоторыми коллегами более аккуратно и рассудительно подходит к освещению вопроса об идеологической установке журналистов редакции «Освобожденный Крым». Но больше сетует на языковой барьер. На самом деле, язык указанной газеты по сравнению с другими национальными изданиями, достаточно упрощен и больше напоминает современный литературный язык. В текстовой материи по возможности меньше используются малопонятные простому читателю арабские и персидские заимствования, но не на столько, как выражается автор статьи «Наш язык» Конакбай, чтобы в место них употреблять русскоязычные слова, то есть повторять путь советских СМИ[16].
Впрочем, проблема коммуникативно-информационного барьера, связанная как с национальным языком, так и непосредственно с графикой сопровождала «Азат Къырым» в течение всего времени его существования. Истории известно, что крымскотатарская письменность, начиная с 1928 по 1938 год, не однократно подвергалась реформе. Естественно это в первую очередь влияло на уровень как социально-экономической, так и культурно-политической грамотности мусульманского населения. Например, причины отказа от арабской письменности, а также историю освоения латинской графики в Крыму можно подробно проследить на полосах печатного Органа ОКВКП(б) Крым ЦИК и Крым Профсовета «Енъи Дюнья» («Новый мир»). Являясь главным популяризатором латинской письменности среди крымских татар, живущих не только на полуострове, но и за рубежом (например, в Румынии, Булгарии, Турции) газета продолжает работу над воспитанием нового европеизированного типа тюрко-мусульманского социума. Приводит весомые аргументы перспективности нового алфавита на пути к прогрессу, сплочению тюрко-татар, и наконец, их самоутверждение в письменности как самостоятельные национальности. Свидетельством этому служат публикации стенограмм выступлений на I Всесоюзном тюркологическом съезде в Баку (1926) известных в академических кругах личностей, как Б. Чобанзаде, O. Акчокраклы, А. Айвазов, М. Недим, И. Леманов, А. Одабаш[17]. Сюда можно отнести информационные заметки, письма, отзывы и объявления с такими говорящими заголовками, как «Латинский алфавит в Бахчисарае»[18], «Мы тоже являемся сторонниками латиницы»[19], «Принимать, или отвергать латинский алфавит?»[20], «Вокруг латиницы»[21], «Новый алфавит и караимы»[22], «Караимы и латинская графика»[23]. Успех развернувшейся масштабной кампании по переходу на латиницу крымчанами рассматривался как гарант национального самосохранения в будущем. Настоящая проблема была актуальной и для малочисленного караимского народа. По отдельным статистическим данным в 1943 году численность караимов-тюрков только в городе Евпатории насчитывалось около 550 человек[24]. Поддерживая демократические позиции Крымского Центрального Комитета Нового тюркского алфавита[25], караимская интеллигенция видела в крымскотатарской печати сильного донора, способного помочь ее народу противостоять ассимиляции. Возвращаясь к газете «Азат Къырым» хочется обратить внимание на то, что здесь происходит последовательный переход к одновременному использованию трех шрифтов. Таким методом печатный рупор пытается сконцентрировать на себе внимание разновозрастной аудитории, оказавшейся в результате графических реформ за бортом культурной жизни. Проблема просвещения, являясь идеологическим стержнем старой крымскотатарской национальной периодики, и по сей день остается актуальной. Вновь поднимая первоисточники, мы находим новые подсказки и рекомендации для продолжения пути возрождения народа в условиях современной Украины. Подтверждаем гениальность, как отдельных подвижников культуры, так и всего крымскотатарского народа, сумевшего повлиять на ход цивилизации тюрко-татарского мира. В этом заключается перспектива дальнейших исследований национальной печати в Крыму на промежутке XIX XX вв.



[1] Абдуллаев М. Проблемы эволюции национальной идентичности в таджикской публицистике (конец XIX − первая половина XX веков): автореф. дис. на соискание уч. степени доктора филологических наук: спец. 10.01.10. − журналистика / М. Абдуллаев. − Душанбе, 2011.
[2] Селимова Л. Къырымтатар миллий матбуаты тарихына бир назар. [Взгляд на историю крымскотатарской национальной печати] − Акъмесджит: Оджакъ, 2008. − 121 с.
[3] Деятели крымскотатарской культуры (1921 1944): Библиографический словарь / гл. ред. и сост.: Д.П. Урсу. Симф.: Доля, 1999. 240 с. C. 148151; Абибулла Одабаш. В кн.: Люди и судьбы. Биобиблиографический словарь востоковедов жертв политического террора в советский период (19171991) / сост.: Я.В. Васильков, М.Ю. Сорокина. − СПб.: Петербургское Востоковедение, 2003. − 496 с.
[4] Tatar tayyare mektebi: İlân [Объявление: крымскотатарская школа авиации] // Millet. ― 1917. ― № 131. ― Dekabr 18.
[5] Первый всесоюзный тюркологический съезд (26 февраля ― 5 марта 1926 г.). Стенографический отчет. ― Баку: «Бакинский рабочий», 1926. ― 432 с. ― С. 191.
[6] Лит. псевдоним Решат Мемет. − Т.К.
[7] Лит. псевдоним А. Зени. − Т.К.
[8] Корректор газеты «Азат Къырым» / Vacip. Gazetamız yaşını toldurdı // Azat Qırım. − 1943 − № 4 (100). Yanv. 12.
[9] A. Zeni. Gazetamıznıñ tili hususında // Azat Qırım. − 1943. − № 17 (113). − Fevr. 27; Vacip. Edebiy til meselemiz // Azat Qırım. − 1943. − № 18 (114). −  Mart. 2; Vacip. Gazetamız yaşını toldurdı // Azat Qırım. − 1943. − № 4 (100). − Yanv. 12; Seydametov N. Tilde, işte, fikirde birlik olmalı! // Azat Qırım. − 1942. − № 18. − Mart. 24; Seydametov N. Türkmenler kimlerdir? // Azat Qırım. − 1942. − № 19. − Mart. 27; Qırımtatar edebiy tiliniñ imlâ qaideleri // 1942. − № 62. − Avg. 25, № 63. −Avg. 28; Qırımtatar tiliniñ elifbesi // Azat Qırım − 1942. −  № 62 − Avg. 25; Kursant. Ana tili ve milliy terbiye unutılmasın // Azat Qırım. − 1942. − № 74. − Okt. 8; Qırımtatar başlanğıç mekteplerinde tatar tili dersleri programması (1942-43 oquv senesi) // Azat Qırım. − 1942. − № 76. − Okt. 13, № 77. − Okt. 16, № 78. − Okt. 20, № 79. − Okt. 23, № 80. − Okt. 27, M.Q. Din ve medeniyet yolunda vazifelerimiz // Azat Qırım. − 1942. − № 86. − Noyab. 17, İ.N. “Azat Qırım”nıñ yıl dönümi. − 1943. − № 4 (100). − Yanv. 12.
[10] İ. Grabov. Biñde biri // Azat Qırım. − 1942. − № 49. İyül 11.
[11] Наумова Н. Национальная политика в России: история и современность. – М.: Русский мир, 1997. – 680 с.
[12] Гуркович В.Образ врага (профашистские газеты «Голос Крыма» и «Азат Кърым» о союзниках СССР в годы Второй мировой войны) / электронный ресурс: http://tatkonvolut.at.ua/publ/gurkovich_v_n_obraz_vraga_ profashistskie_gazety_golos_kryma_i_azat_krym_o_sojuznikakh_sssr_v_gody_vtoroj_mirovoj_vojny/1-1-0-74
[13] Кисилева Н. Рупор меджлиса продолжает реабилитировать нацистских пособников / электронный ресурс: http://crimeatime.blogspot.com/2013/02/blog-post_15.html?spref=fb
[14] Шемьи-заде А. Большая ложь о крымских татарах как информационное сопровождение репрессий против народа / электорнный ресурс: http://samlib.ru/s/shemxizade_a_e/krim.shtml
[15] Яблоновская Н. Оккупационная газета «АЗАТ КЪРЫМ» (1942-1944): национальная пресса в контексте информационных войн / электронный ресурс: http://turkolog.narod.ru/info/I456.htm
[16] Qonaqbay. Bizim tilimiz // Azat Qırım. −1943. № 20 (1165). − Mart 9.
[17] Qırımdan türkoloji syezdine kettiler // Yeñi dünya. − 1926. − №. 43 (919). − Fevral 21; M. Nedim. Türkoloji konferentsiyası (birinci mektüp. Baku 25 fevral, 1926) // Yeñi dünya. − 1926. − № 53 (929). − Mart 5; Birinci türkoloji kongresi // Yeñi dünya. − 1926. №. 60 (936). − Mart 14; № 61 (937). − Mart 16.
[18] Bağçasarayda latin elifbası // Yeñi dünya. − 1927. − № 19 (1198). − Yanvar 25.
[19] T. Boyaciyef. Bizler de latincilik tarafdarıyız // Yeñi dünya. − 1926. − №  98 (974). − Aprel 30.
[20] Abdulla Cevdet. Latin harflerini qabul etmeli, etmemeli? // Yeñi dünya. − 1926. − № 138 (1014). − İyün 19.
[21] Musanif Y. Latincilik etrafında // Yeñi dünya. − 1926. − № 268 (1144). − Noyabr 19.
[22] Haberci. Yeñi elifba ve qarayimler // Yeñi dünya. − 1926. − №. 289 (1165). − Dekabr 14.
[23] Qarayimler ve latin elifbası // Yeñi dünya. − 1927. − №. 16 (1195). − Yanvar 20.
[24] Qırım haberleri: Közleveniñ ehalisi // Azat Qırım. − 1943 . − № No 20 (1165). − Mart 9.
[25] Начало деятельности Крымского Центрального Комитета Нового тюркского алфавита датируется 1924 годом. 20 сентября 1937 года постановлением Крым ЦИК Комитет был ликвидирован. − Т.К. 

0 коммент.: